История флебологического центра «АНТИРЕФЛЮКС»

Это даже не столько история центра, сколько моя личная. Отдаю себе отчет, что она не совсем стандартная для частной клиники. И не смотря на советы ее не публиковать, я счет необходимым это сделать.д.м.н. профессор Мазайшвили К.В,
Итак, я оказался перед неприятным фактом: пациентка после моего лечения попала в больницу. Мало того, что ее туда увезли по скорой, так ее еще и прооперировали. Мало того, что прооперировали, так ей лучше от этой операции не стало. Пренеприятнейшая ситуация. И вот она стоит передо мной, а рядом с ней стоит ее муж. Оба до конца не понимают что произошло и что им делать дальше. Две недели назад я ей убрал варикоз лазером. А почему и нет: дети выросли, она вышла на пенсию и к этому событию решила сделать себе подарок — убрать варикозные вены, которые были у нее больше 30 лет еще со времен первой беременности. Быстро скопила необходимые для операции деньги и после дообследования я осуществил ее мечту.

— Ну, рассказывайте, что было дальше — проговорил я, чувствуя неприятный холодок где-то в груди.
— Сразу после операции — женщина посмотрела на свои руки — меня ничего не беспокоило. На следующий день Вы меня посмотрели на перевязке — тоже, сказали, что все хорошо.
— А затем?
— Потом у меня резко заболела нога и поднялась температура. Муж вызвал «скорую».
— Я же дал Вам свой мобильный телефон, чтобы в случае чего Вы звонили мне — я посмотрел на женщину и потом на ее мужа. Холодок в груди неприятно щекотал. Ситуация явно была гадкая. Совсем непонятно, что могло произойти после такого казалось бы легкого и безопасного вмешательства.
В то время я подрабатывал на четверть ставки в городской поликлинике флебологом. Руководство, действуя в духе современных тенденций, почуствовали возможность легкого заработка лечением варикоза лазером. Метод не сложный, стоит недорого, осложнений нет. Да осложнений нет. — я взохнул про себя. — если бы они только знали…

— Что было дальше?
— Меня отвезли в больницу, там сделали УЗИ и врач сказал, что нужено оперировать.
— Почему же мне не позвонили? — я опять задал этот вопрос. С того момента, как у меня появился сотовый телефон, я всем своим пациентам даю его номер, чтобы могли при необходимости позвонить. Или написать смс.
— Да потеряли мы Вашу визитку — влез в разговор мужик глядя на меня с некоторым раздражением. — А прийти на повторную консультацию — нужно деньги платить.
Дейстительно, не смотря на то, что поликлиника была государственная, услуги флеболога были выведены в платную часть и пациент за все должен был платить. — Поэтому я вызвал «скорую». А чо надо было делать?

Конечно. Сделали все правильно. Только непонятно, почему после моей хорошо и тщательно выполненной операции пациентка через 2 дня попадает в больницу, где ее оперируют повторно. По поводу непонятного, но явно тяжелого осложнения. Черт, что все таки с ней произошло?
— Нога покраснела и сильно отекла. Потом поднялась температура до 38 и муж вызвал скорую. Хирург сказал, что меня надо срочно оперировать. Я не хотела. Но он сказал, что у меня тромбофлебит. Мне было очень страшно. Я плохо переношу наркоз. Все время куда-то проваливалась и думала, что умираю.

Я закрыл глаза. Этот случай стал последней каплей, после которой я решил создать свой центр, в которой будет возможность постоянно иметь связь с пациентом и таких случаев не сможет произойти в принципе.
— Мне было очень плохо. После операции стало еще хуже. Температула поднялась до 40 градусов, меня перевели в реанимацию.
Я продолжал ощущать мерзкий холодок, который подкатывал комом к горлу. Пройдет немного времени и мы создадим флебологический центр Антирефлюкс. Одномоментно мы разработаем электронную карточку пациента и регистратура будет обзванивать 100% больных после операции в разные сроки. Мы наладим надежную постоянную связь со всеми нашими больными. Эта программа позволит….в прочем, это будет потом, а сейчас…

— Я лежала в реанимации и чувствовала, что умираю. Меня кололи антибиотиками. Потом, когда температура снизилась до 38 градусов, меня перевели в хирургию. Лучше мне почти не стало. Десять дней я пролежала в больнице, потом меня выписали.
— Что выписали с температурой?
— Нет, температура упала до 37 радусов, но нога продолжала болеть почти так же.

Я еще раз внимательно посмотрел на выписной эпикриз, выданный. в больнице. Там стоял диагноз тромбофлебит и написано, что больная выписывается с улучшением. Что-то совсем непонятное. Какой тромбофлебит? Откуда температура такая? Откуда реанимация? Вопросов больше, чем хотелось бы. Холодок в груди не отпускал. Я опять посмотрел на пациентку:
— И…
— Нога как болела до операции, так и болит. Поэтому пришли к Вам.
Я посмотрел на выписку из больницы.
— Прошло 5 дней с момента выписки, а Вы пришли только сейчас. Нога как болела после операции так и болит? Лучше не стало?
— Да, доктор, как болела в день, когда я вызвала «скорую», так и болит сейчас.
— А температура?
— Сейчас 37,7. И такое чувство, что мне становится все хуже. Операция в больнице абсолютно не помогла.

Черт возьми еще раз. Ничего не понятно. В больнице заподозрили самое простое, что может быть — тромбофлебит и, прооперировали. После операции явно поняли, что ошиблись и здесь что-то другое. Тем не менее разбираться не стали, выписали. Телефон лечащий врач не оставил. Пусть в поликлинике разбираются.
Когда мы создали Антирефлюкс, то сразу сделали послеоперационные приемы бесплатными, чтобы пациент мог обращаться сколько угодно раз по любомму поводу. И без раздумий.
После этого я раздел нашу пациентку. Потом внимательно осмотрел ее ноги. Краснота была какой-то яркой конфигурации и смутно мне что-то напоминала.

— Вы какие чулки носите? — догадка промелькнула у меня в голове.
Пациентка назвала марку.
Черт меня дери!!!! — у Вас же сильнейший контактный дерматит — аллергия на ткань чулок! Такое бывает, хотя очень редко. Вы когда их отдели?! На первой операции у Вас таких не было. Мы это маркой вообще не пользуемся. Где Вы их взяли?!
Пациентка слегка повернула голову, глаза ее округлились и напомнили мне взгляд птицы, которая уже заметила хлебные крошки, но еще не осознала, что это съедобно. — Я их купила на следующий день после операции, и надела как раз перед тем, как мне заплохело. — она продолжала на меня смотреть как-то по птичьи.
Одним уверенным движением я сорвал с ее ноги компрессионный чулок, опущенный до щиколотки. Отменил все антибиотики, которые она получала еще с больницы. Назначил лекарство от аллергии. На следующий день пациентка выздоровела.

Созданная нами для Антирефлюкса электронная карта пациента неожиданно для меня привела к быстрому росту квалификации наших врачей. Краеугольный камень этого — обязательные (благодаря работе регистратуры) активные осмотры пациентов после операции в необходимые для этого сроки. Когда смотришь на больного, а у него, имеется что-то не то и не так как бы хотелось и ты этому виной, подсознательно, бессознательно и сознательно испытываешь дискомфорт глядя в глаза пациенту. Особенно, это выражно, когда приходится оперировать пациента с рецидивом заболевания, возникшем по твоей вине. Оперировать, к тому же бесплатно ибо такова политика клиники. Мастерство начинает расти само по себе, врачи начинают читать книги, участвовать в специализиованных вебинарах, одним словом, самообразовываться. Тут и кроется залог успеха наших врачей и клиник.

В этом — главное отличие Антирефлюкса от любых других частных и государственных медицинских учреждений. К нам стремятся. Нас становится больше. Врачи приходят к нам, чтобы учиться. Хорошие -задерживаются.

История центра